, 18 Февраля
$ 58,1179
€ 67,6434
Предложения банков
Новости
Подробно


«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

03.10.2016, 18:20

«Вам надо будет проехать по проспекту Фоменко, после перекрестка с улицей Гостева свернуть на местную дорогу, с нее – на Майскую улицу, спуститься по ней до лесопосадки, потом налево повернуть и мимо улицы Бахетле, а там направо…» – объяснял дорогу до новой мечети имам Салихзян хажи Гайниев, экс-депутат горсовета Челнов. А потом решил, что проще будет довезти меня до места самому. Мечеть расположилась в самой глубине Замелекесья, она станет 14-й в Набережных Челнах. На подходе еще две. Chelny-biz.ru стало интересно, сколько стоит с нуля построить мечеть за два года, как депутаты становятся священнослужителями, и какой теперь рабочий график у бывшего замгендиректора «Камгэсэнергостроя». На эти и другие вопросы нам ответил сам новоиспеченный имам.

«ЕСТЬ МНОГО РЕЛИГИОЗНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ – МЕЧЕТЕЙ, ЦЕРКВЕЙ. НО НИ У КОГО ТАКОГО НЕТ. ЗДЕСЬ И ДЕРЕВЬЯ-ТО САЖАТЬ НЕ НАДО. ВОН КАКАЯ КРАСОТА!»

Салихзян Гайниев покинул пост заместителя генерального директора по управлению персоналом, социальным вопросам и связям с общественностью ОАО «Камгэсэнергострой» (где проработал 24 года) только в прошлом году, в возрасте 68 лет. Сейчас ему 69, и его ждет, пожалуй, самый непростой рабочий график – имам мечети находится на рабочем месте практически постоянно. Так, в минувшие выходные он контролировал ход строительства и ухаживал за тридцатью голубыми елями, которые сам привез из Агрызского лесного хозяйства.

– Поехал поливать свои елки, да вот легко оделся, замерз, – посетовал Салихзян хажи Гайниев, встречая меня пасмурным утром. – Вот наша улица, – мы проехали по кочкам Майской в частном секторе Замелекесья. – Вот мой дом, самый старенький здесь, – показал он на ничем не выделяющееся кирпичное здание, – а вот лесопосадка, – указал на стену из красных, оранжевых и желтых деревьев вдоль Аэродромной улицы, – за ней мечеть.

«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

Она расположилась очень удачно, идеально вписавшись в окружающую среду. Стоит на берегу Мелекески и привлекает взгляды горожан с того берега реки своей белизной. Со стороны Замелекесья она, как сказочный замок, скрыта в глубине посадки. Асфальта здесь пока нет, поворот к мечети с Аэродромной засыпан крупным белым щебнем, но это придает дополнительной сказочности пейзажу. Белая дорожка среди осенних деревьев приводит нас к небольшой белой поляне, которая станет гостевой стоянкой, к пруду с ужами и лягушками, который планируют расчистить и углубить, и к извилистой дорожке из брусчатки, ведущей к белой мечети с белым минаретом и изумрудно-зеленой крышей.

– Есть много религиозных учреждений – мечетей, церквей. Но ни у кого такого нет, – сказал имам про пруд под окнами. – Если мы сумеем его окультурить, это будет очень хорошо. Здесь и деревья-то сажать не надо. Вон какая красота! Вот ели мои, которые сам выкопал, привез. Молюсь Аллаху, чтобы их не украли. Сейчас еще не так страшно, а ближе к Новому году… Вот здесь нам «Горзеленхоз», Салим Ханнанович (Хабибуллин, гендиректор ОАО «Горзеленхоз» – ред.), помогал. Траву посеяли, – указал он на черную, пока не укрытую зеленым газоном землю. – У нас тут 57 соток земли. Может, будем дополнительно кое-какие сооружения строить, но пока наша задача – ввести мечеть.

«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

Кстати, названа она в честь научного и религиозного деятеля – «Утыз Имани».

– Габдрахим Утыз-Имани – выходец из моей деревни Утыз Имани в Черемшанском районе республики. Я еще не слышал, чтобы ему была посвященная мечеть, – объяснил идею имам. – Меня поддержали и мухтасиб Камиль хазрат Самигуллин, и Альфас хазрат (имам мухтасиб города – ред.). Все поддержали. У нас здесь все будет связано с цифрой 30, потому что Утыз-Имани в переводе 30 дубов. Сначала я хотел дубы посадить, но потом мы коллегиально решили, что голубые ели будут здесь очень красиво смотреться. Но и дубы тоже будут.

«ТАКИМИ ТЕМПАМИ МЕЧЕТИ НЕ СТРОЯТСЯ. ЗА ДВА ГОДА ПОЧТИ!»

Мечеть двухэтажная, рассчитана на 150 человек. Спроектировал ее известный в городе архитектор Рамиль Хайруллин. Как оказалось, зять Гайниева. На первом этаже – женский молитвенный зал, на втором – мужской, а под самой крышей – рабочий кабинет имама. Ввод запланирован уже до конца этого месяца.

– Начали мы эту стройку в 2014 году, в сентябре. Такими темпами мечети не строятся. За два года почти! – сам удивляясь этому факту, произнес Гайниев. – Мы уже завершаем строительство, хотим в октябре ее тожественно открыть.

«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

Снаружи остались незначительные фасадные работы. Лестница пока без перил, а крыша – без куполов. По словам Салихзяна Галиевича, все полумесяцы уже готовы. Обычно они устанавливаются в день открытия, принародно.

В день, когда я отправилась посмотреть на мечеть, здесь трудилось немного рабочих. Плиточник заканчивал работу над парадной лестницей, внутри над системой отопления работал сантехник, а в кабинете еще два специалиста устанавливали окна, выходящие на молитвенный зал. Одно будет глухим, а второе – будет открываться. «Чтобы пальцем сверху грозить», – пошутил имам. Здание небольшое, и очень уютное внутри. Полы сделали теплые, окна пластиковые, потолки будут натяжные. Пока везде лежат стройматериалы, мешки, расставлены стремянки. Но сквозь этот строительный беспорядок виден светлый теплый зал, в котором будут собираться верующие со всей округи. А их, как оказалось, достаточно. Мечеть предназначена не только для жителей частного сектора.

«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

– На ГЭСе есть одна мечеть на Центральной, одна в третьем комплексе (деревянная, построенная рядом с бывшим медресе «Йолдыз»). Есть мечеть в Сидоровке, далеко. Здесь рядом, на том берегу реки, пятый, шестой, седьмой… десятый комплексы. Оттуда к нам могут добраться через пешеходный Колокольный мост и новый мост через Мелекеску. Потом еще частный сектор и жители новых 21-22 микрорайонов. Там мечети тоже нет. И не будет, – вздохнул Салихзян Гайниев. – Все верующие мусульмане, естественно, смогут приходить сюда.

«В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ СТАНОВИЛОСЬ ВСЕ МЕНЬШЕ. ОСОБЕННО ПОСЛЕ УХОДА ИЛЬДАРА ШАФКАТОВИЧА, УЖЕ НА ТОРМОЗАХ ПОШЛА РАБОТА»

На строительстве мечети уже освоили более 7 млн рублей. По примерным подсчетам, сумма приблизится к 8 млн. Надо еще завершить благоустройство, отделочные работы, закупить мебель, ковры. Так, люстра высотой 1,5–2 метра для молельного зала обойдется примерно в 150 тыс. рублей.

– Салихзян Галиевич, откуда берутся деньги на строительство мечети? – прямо спросила я.

– Первое время помогал мой родной коллектив – «Камгэсэнергострой». Работы по фундаменту проводило дочернее предприятие – АО «Стройкран». Тут болотистое место, поэтому пришлось заказать специальные сваи – 12-метровые. Обычно в городе забивают девятиметровые. Кроме того, тут очень хорошие фундаментные блоки, – рассказал имам. – Потом, нам очень повезло со спонсором. Это Миронов Алексей Вячеславович. Первая же наша встреча с ним прошла очень удачно. Он взялся за продолжение строительства, сам нашел подрядные организации. Я этого человека давно знаю, но близко мы знакомы не были раньше. Когда мечеть «Абузар» в поселке ЗЯБ строили, он там тоже очень здорово помог.

«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

Отметим, что «Утыз Имани» – одна из трех мечетей, которые должны открыться в городе в ближайшее время. Всего мухтасибат города получил через исполком три участка – в поселке Суар, на Орловском кольце для проезжающих по первой автодороге путников (проект уже обсуждался на одном из заседаний градостроительного совета) и в Замелекесье. Эта стала первой из них за счет расторопности имама и его опыта. Долгое время он возглавлял фонд строительства соборной мечети «Джамиг». Не все планы удалось реализовать, но сейчас за освоение участка под окнами мэрии взялся Фонд Вакф, о котором Chelny-biz.ru писал ранее.

– На что были потрачены собранные ранее средства, и почему работа застопорилась? – мне захотелось узнать чуть больше про, пожалуй, главный долгострой города.

– В 2007 году, когда мэром города был Ильдар Шафкатович Халиков, мы – Альфаз хазрат, Уел Галимович Хусаинов (тогда гендиректор «Челныводоканала») и я – создали фонд строительства соборной мечети «Джамиг». Я возглавлял этот фонд. За это время мы успели сделать работы на 25 млн рублей: 780 свай забили, ростверки, часть фундамента сделали, но полностью на ноль выйти не успели, средства закончились. В последние годы желающих помочь становилось все меньше, – печально рассказывал Гайниев. – В конце концов, особенно после ухода Ильдара Шафкатовича, уже на тормозах пошла работа. Основными источниками стали доходы от автостоянки и пожертвования прихожан. Теперь там запланирован другой, более масштабный проект. Но, к сожалению, и там, и тут я уже успевать не смогу. Поэтому мы договорились, что с июля возглавлять фонд будет Уел Галимович.

«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

«БУДУТ РОЖДАТЬСЯ ДЕТИ – НАДО БУДЕТ ДАВАТЬ ИМЕНА. БУДУТ УМИРАТЬ – НАДО БУДЕТ ХОРОНИТЬ. ЗДЕСЬ РАБОТЫ БУДЕТ ДОСТАТОЧНО»

Надо признать, что в ходе беседы мне не давал покоя один вопрос – как депутат, топ-менеджер крупной строительной компании вдруг стал имамом. Салихзян Гайниев был депутатом горсовета три созыва, в течение 15 лет, и пропустил только последние выборы.

– Как Вы пришли к религиозной деятельности? – мой вопрос вызвал улыбку на его лице.

– Ну, как пришел… – начал он свой рассказ. – Нас было 12 детей в семье: три девочки, девять мальчиков. Я – 11-й по счету, младший из мальчиков. Наш отец, инвалид войны, был очень религиозным человеком. Он был муллой в деревне. Мы с малых лет знали не очень длинные суры и аяты. Отец учил старших сыновей и дочерей, они читали намаз. Это прошло как-то немного мимо нас, троих младших детей – моего брата, меня и сестренки (все трое мы сейчас живем в Челнах). В то время на религию был полный запрет. Было запрещено проводить Курбан-байрам, Уразу-байрам, пятничные намазы. Все мечети были разрушены. Бывало и так, что из района приедут, их увезут и отдубасят. В таких тяжелых условиях находились верующие. Но мы с детства воспитывались религиозными.

Медресе Салихзян хажи Гайниев окончил уже в зрелом возрасте, когда работал в «Камгэсэнергострое».

«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

– Мы с женой начали ходить в медресе при построенной в поселке ЗЯБ мечети «Абузар». По расписанию ходили на занятия. Потихоньку выучились. Мы тогда с Альфас хазратом вместе начинали. А так я в религии лет 20. Регулярно совершаю намазы, Коран читаю на арабском, – рассказал он. – Есть хафизы, которые знают Коран наизусть, имамы, которые учатся за границей… Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания.

Отмечу, что у Салихзяна Галиевича высшее педагогическое образование. Сначала он выучился в ветеринарном институте, а потом закончил и педагогический. Навыки учителя и наставника ему понадобятся.

– Мы откроем двери, начнем работу, объявим народу, все сюда ринутся. Будут рождаться дети – надо будет давать имена. Будут умирать – надо будет хоронить. Кто квартиру получил, у кого никах или другое событие. Здесь работы будет достаточно. Честно говоря, у меня пока и активистов-то не очень много, – признался имам. – Мне нужны будут в помощь мужчины, женщины. Один человек все не сможет успевать. Работы тут много. Мне 69 лет. Но я думаю, если Бог даст, у меня есть, наверное, еще сколько-то времени… Я мечтаю хорошего заместителя себе подобрать, образованного. А потом, как говорят, война план покажет.

«ЛЕТОМ, БЫВАЕТ, ДВУХ ЧАСОВ ЕЩЕ НЕТ, А ИМАМ ДОЛЖЕН БЫТЬ В МЕЧЕТИ ДЛЯ УТРЕННЕГО НАМАЗА, НОЧНОЙ – ОКОЛО ОДИННАДЦАТИ»

«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

По моей просьбе Салихзян Галиевич рассказал о распорядке дня имама. Ему предстоит много времени проводить в мечети. Обывателю такой рабочий график действительно сложно уложить в своем сознании.

– Летом будет сложнее. Осенью–зимой легче. Время намаза меняется согласно световому дню. Ближе к зиме утро начинается где-то в половине четвертого. Утренний намаз, затем – обеденный, послеобеденный, вечерний и ночной. Ночной – где-то в семь часов. А летом, бывает, двух часов еще нет, имам должен быть в мечети для утреннего намаза, ночной – около одиннадцати. Остается где-то три часа для отдыха. Да и все праздники, пятничные намазы имам должен проводить. И работа с населением, воспитательная работа. Поэтому я вынужден был поднять вопрос о том, чтобы фонд строительства мечети «Джамиг» возглавил Уел Галимович.

Кстати, имам мечети «Утыз Имани» пообещал, что не будет тревожить жителей близлежащих домов громкими молитвами.

– Некоторые на мусульман обижаются, когда азан говорить начинают – он же громко должен говориться. Некоторые злоупотребляют этим. Но я так не настроен. Нормально звук отрегулируем, не выше определенного уровня децибел. Людям же в два часа спать хочется. Естественно, уважая других людей, мы должны работать. Наша религия обязывает уважать другие религии. Они все даны одним Богом.

«Я до этого имамом никогда не работал, но надеюсь на свои религиозные знания»

Анна Перебаскина